Суд в облаках

Два «ягуара» прошли над аэродромом. Появившись из-за гор, они сразу взяли мористее. На командном пункте гвардейского полка, у трофейного приемника, ясно были услышаны слова из эфира на чистом русском языке: «До свидания, мальчики. Полковник Отто Ханзен». Резкий стук зениток замолк, вылетели последние дымные гильзы. Командир полка Иван Степанович Рубинов вышел из палатки командного пункта вместе со своим командиром дивизии, полковником. Они смотрели на ясное небо, где еще висела дорога дымкой от пролетевших «ягуаров».

— Полковник Отто Ханзен, — сдерживая внутреннее волнение, сказал Рубинов, — тогда он был только капитаном.

— Да, ты знаешь его, — сказал командир дивизии.

— Я всегда буду помнить тот день, когда он оторвал мне ногу под Ищунью. Давненько я не встречал его. Фашисты писали, что он работал на Средиземном. Теперь снова здесь появился. Разрешите, товарищ полковник, срубить его. Лично срубить.

— Нахальный и очень опытный летчик, одно слово — ас. Ну что же. Постарайся срубить его завтра. Только сделай все аккуратно.

Утром следующего дня «ягуары» вновь появились в районе аэродрома. Рубинов поднялся в небо.
Все были заняты поединком двух машин — Рубинова и Хан-зена. Двухместный «ягуар» уступал в скорости машине Рубинова, но зато он был более маневрен и, самое главное, ему нечего было опасаться атак с хвоста, так как задняя его полусфера была защищена, чего не было у одноместки Рубинова. Ввиду того, что «ягуар» пилотировался опытным летчиком, шансы выигрыша были равны. Поэтому мы поймем волнение командира дивизии, видевшего, что «ягуар», вначале решивший уходить, вдруг принял бой.

— Ханзен? — спросил комдив начальника штаба. — Это действительно Ханзен?

— Отто Ханзен! — ответил начальник штаба.

— Рубинов никогда не теряет чувства меры, не зарывается, — сказал командир дивизии. —- Я полковника Ханзена не знаю, но Рубинов его хорошо изучил. Он решил ослепить его, смотрите.

Приняв бой, «ягуар» пошел прямо на Рубинова. Его машина, серая и острая, не сворачивая, неслась навстречу «ягуару». Первым открыл огонь «ягуар». Но его снаряды не успели дойти до Рубинова. Скользнув вниз, Рубинов пронесся по длинному полукружию и, набрав высоту, зашел противнику в хвост и бросился в атаку так, чтобы поставить стрелка «ягуара» против солнца. Трассы, похожие днем на шов, строченный белой ниткой, пролетели справа от Рубинова.

— Теперь давай! Давай! — закричал командир дивизии, сжимая кулаки.

Рубинов, выждав, когда «ягуар» заложил вираж, чтобы снова попасть на лобовой курс, открыл огонь. Красные шары снарядов побежали вперед, и до слуха наблюдавших с земли долетел рокот авиапушки. Рубинов провел первую огневую атаку.

«Ягуар» нырнул, но следом за ним понеслась злая, с поджатыми ногами машина Рубинова. На секунду мелькнули блестки ее скошенных крыльев, сигарообразное тело и высокий хвост, потом вспыхнули опять шарики снарядов и нити пуль крыльевых пулеметов. «Ягуар» пыхнул дымком. Язычок пламени пролизал левую плоскость, дымные полоски восьмеркой повисли в воздухе. «Ягуар» хотел сбить с себя пламя, но его снова настиг Рубинов. «Ягуар» стал стремительно валиться. Рубинов летел вслед, добивая противника. Наконец «ягуар» перевернулся и резко нырнул в море, выбросив вверх кипящий столб воды.
Рубинов, сделал короткий замкнутый круг над местом гибели «ягуара» и понесся к аэродрому на посадку.

Командир дивизии снял фуражку, вытер пот и восхищенно воскликнул:

— Дал дрозда! А?

Через проволочные заграждения на аэродром прыгали моряки, бежали летчики соседних полков, мотористы, техники.

Так окончился поединок, который летчики фронта назвали «судом в облаках». (513 слов)

По А. Первенцеву

0
avatar