Борис Годунов краткое содержание.

1598 год. Кремлевские палаты. Два князя, Шуйский и Воротынский, делятся друг с другом своими опасениями. В Москве неспокойно. Народ волнуется. Престол после смерти царя и убийства царевича Димитрия пустует. А Борис Годунов, не внемля ни воплю всей Москвы, ни голосу Великого Собора, ни патриарху с думными боярами, затворился в Новодевичьем монастыре с сестрою, и отказывается взойти на престол. Москва пуста, все вслед за патриархом направились к монастырю узнать решение Бориса. Шуйский уверяет Воротынского, что Годунов, поморщившись немного, согласится принять венец, но его собеседник продолжает сомневаться. Его страшит неизвестность, что же будет, если престол останется не занятым. Шуйский говорит Воротынскому, что это Борис сгубил царевича Димитрия, и кровь невинного младенца мешает ему стать царем. Но теперь это уже не важно. В голову князьям приходит мысль, что они родовитее и знатнее Годунова и имеют больше прав наследовать царю Феодору. Они решают, что, когда Годунов перестанет хитрить, нужно будет искусно волновать народ, чтобы он оставил Бориса и выбрал царя из своих князей. Их разговор прерывается воз-вращением народа, и князья спешат узнать, что решил Годунов.

Они приходят на Красную площадь. Народ в смятении, Борис неумолим. На Красное крыльцо выходит верховный дьяк Щелкалов и оглашает решение Думы: Собором постановили последний раз отведать силу просьбы. Утром святейший патриарх, отпев торжественный молебен, с боярами, дворянами, выборными людьми и московским православным народом пойдет молить царицу благословить Бориса на царство.

Утро. На поле перед Новодевичьим монастырем собрался народ. Все с нетерпением ожидают известий. Борис и патриарх вошли в келью к царице. Народ стоит на коленях, кругом раздается вой и плач. И вот разносится весть, что Борис согласился стать царем. Да здравствует Борис!

В кремлевских палатах собрались Годунов, патриарх и бояре. Борис обещает править государством честно, во славу народа, не изменить присяге. Шуйский с Воротынским там же. Воротынский напоминает Шуйскому об их недавнем решении, но тот говорит, что ничего не помнит, да и не время сейчас помнить — оказывается, он притворным злословьем лишь проверял Воротынского. И они следуют за царем.

Ночь. Келья в Чудовом монастыре. Отец Пимен перед лампадой пишет последнее сказание своей летописи.

Ещё одно, последнее сказанье — И летопись окончена моя, Исполнен долг, завещанный от бога Мне, грешному. Недаром многих лет Свидетелем господь меня поставил И книжному искусству вразумил.

Спящий ранее монах Григорий пробуждается. Ему в который раз снится один и тот же сон. Он поднимается по крутой лестнице на башню. С высоты ему видится Москва, как муравейник, внизу толпа народа, и все указывают на него пальцами со смехом, ему становится стыдно и страшно, и, падая, он пробуждается. Григорий просит Пимена благословить его. Монах благословляет и говорит, что в этом сне нет ничего страшного, просто играет младая кровь. Нужно смирять себя молитвой и постом, тогда сны будут чисты и легки. Но Григорий завидует Пимену, молодость которого прошла в боях под башнями Казани, он отражал рать Литвы при Шуйском, видел роскошный двор Иоанна. Пимен отвечает молодому монаху, что не нужно сетовать на малое количество искушений в жизни. Не нужно прельщаться славой, роскошью и женской любовью. И царь Иоанн, и сын его Феодор искали успокоенья от тяжести царского венца в спокойствии монастырской жизни.

После этого Григорий спрашивает Пимена о смерти царевича Димитрия, и старый монах рассказывает ему, что был в Угличе, месте убийства, как раз в то время. Злодеев сразу же схватили, и они под топором покаялись — и назвали главного виновника, Бориса. На вопрос, сколько лет было бы сейчас царевичу, Пимен отвечает, что он был бы ровесником Григория.

Зазвонили к заутрене, и разговор монахов прерывается. А в душу молодого Григория запала одна мысль. И через три дня отец игумен сообщает патриарху, что молодой монах Григорий Отрепьев, сын галицкого боярина, сбежал из монастыря, объявив, что он будет «царем на Москве», назвавшись оставшимся в живых царевичем Димитрием. Патриарх приказывает поймать еретика и сослать в Соловецкий монастырь на вечное покаяние, а царю о происшедшем не докладывать.

А в царских палатах Борис Годунов предается мрачным мыслям. Прошло шесть лет, как он царствует на Руси. Но нет счастья в душе его.

Достиг я высшей власти; Шестой уж год я царствую спокойно. Но счастья нет моей душе. Не так ли Мы смолоду влюбляемся и алчем Утех любви, но только утолим Сердечный глад мгновенным обладаньем, Уж, охладев, скучаем и томимся?.. Напрасно мне кудесники сулят Дни долгие, дни власти безмятежной -Ни власть, ни жизнь меня не веселят; Предчувствую небесный гром и горе. Мне счастья нет.

Он правил мудро и спокойно, но «живая власть для черни ненавистна, они любить умеют только мертвых». Когда начался голод, Годунов открыл для народа житницы и рассыпал перед ним злато, нашел работу обездоленным. Когда пожар истребил их дома — отстроил новые. Но народ обвинил его в этом пожаре — «вот черни суд: ищи ж ее любви». Кто бы ни умер — во всем винят царя, и в смерти жениха дочери, и в ускорении кончины Феодора, и в отравлении его сестры царицы, смиренной монахини. Царя преследует нечистая совесть, «как молотком стучит в висках упрек, и все тошнит, и голова кружится, и мальчики кровавые в глазах...» Борис и рад бы бежать, да некуда.
Корчма на литовской границе. За столом сидят бродяги-чернецы Мисаил и Варлаам, Григорий Отрепьев, одетый мирянином, и хозяйка. Хозяйка приносит вина, все пьют, чернецы затягивают песню. Но Григорий не подпевает, душа его. неспокойна, он мечтает скорее перебраться в Литву. Отрепьев спрашивает у хозяйки, далеко ли до Литвы, и та отвечает, что к вечеру можно и поспеть, кабы не царские заставы, сторожевые приставы, ищущие кого-то, сбежавшего из Москвы, и задерживающие всех.

В этот момент входят царские приставы. Они достают царский указ, в котором написано, что из Москвы бежал злой еретик Гришка Отрепьев, которого необходимо поймать и повесить. Но читать никто из присутствующих, кроме самого Отрепьева, не умеет. Он берет указ, читает вслух. Сначала он передает содержание бумаги правильно, но, когда доходит до описания примет, вместо своих называет приметы Варла-ама. Приставы хватают чернеца, но тот, вдруг вспомнив, что тоже немного умеет читать, по складам, называет правильные приметы: «лет от роду ему двадцать, ростом он мал, грудь широкая, одна рука короче другой, глаза голубые, волосы рыжие, на щеке бородавка, на лбу другая». Все сразу же узнают по описанию Отрепьева, но он выхватывает кинжал и успевает скрыться.

В Москве, в доме Шуйского, заканчивается пир, гости допивают по последнему ковшу во славу великого государя и расходятся. Остается только Пушкин. Шуйский отсылает слуг, и Пушкин рассказывает ему важную новость. К нему от племянника из Кракова прискакал гонец, который рассказал, что сын Ивана Грозного Димитрий жив и объявился у литовского короля. Он ловок,приветлив и по нраву всем. Латинские попы с ним заодно, король его обласкал и обещал подмогу. Шуйский и Пушкин, недовольные переменами в государстве, решают пока никому об этом не говорить, хотя угроза царю Борису более чем явная.

Однако на другой же день Годунову доносят слуга Пушкина и дворецкий Шуйского, что к Пушкину приезжал гонец из Литвы, что он имел тайный разговор с Шуйским. Шуйского вызывают к царю, и тот, боясь расправы, рассказывает царю все о самозванце, назвавшемся царевичем Димитрием, и о надвигающейся угрозе, ведь если литовское войско перейдет границу, имя царевича привлечет на его сторону всю чернь, питающуюся баснями. Годунов распоряжается сей же час усилить заставы на границе с Литвой. Шуйский уходит, и царь остается один. Он в смятении. Тень из прошлого, тяжелым грузом лежащая на его совести, преследует его.

В Кракове, в доме Вишневецкого, самозванца благословляет католический священник. Там же Отрепьев встречает толпу русских и поляков, пришедших просить у него меча и службы, всех принимает под свои знамена и объявляет, что завтра они выступают в поход. Отдельно самозванцу представляют молодого Курбского, сына героя Казани, и вольного шляхтича Собаньского. Поэт приносит Григорию воспевающие его стихи. Все воздают ему почести и признают Димитрием, великим князем московским.

Во время похода самозванец останавливается в замке воеводы Мнишека в Самборе и влюбляется в его дочь, Марину. Все уже готовы выступить на завоевание Руси, но влюбленный Григорий медлит. Ночью, в саду, у фонтана происходит тайное свидание Марины и самозванца. Григорий признается ей в любви, но холодная расчетливая девушка говорит, что явилась не для того, чтобы слушать речи любовника, она верит, что он любит ее, и решила соединить с ним свою судьбу, но сейчас нужно действовать, двигать армию на Русь, пока не остыла приверженность его сподвижников, и Годунов не успел принять мер для обороны. Она стыдит Отрепьева за его нерешительность. Страшная мысль поражает влюбленного юношу, он понимает, что Марина любит не его, а его титул. Он признается ей, что на самом деле он самозванец, Гришка Отрепьев, беглый монах. Холодная Марина смеется над ним, говоря, что неужели он подумал, что этим признаньем мог умилить ее тщеславие. Он достоин позорной плети. А что будет, если она перед всеми раскроет его обман? Тогда самозванец гордо отвечает, что не боится ее, что русскому царевичу поверят больше, чем польской деве. И ее, мятежницу, заставят молчать. Удовлетворенная таким ответом, честолюбивая девушка говорит, что вновь видит перед собой Димитрия, а не жалкого оборванца, и готова остаться с ним.

Марина уходит, и Отрепьев решает завтра же выступить на Русь.

И вот уже войска самозванца переходят русскую границу. Все находятся в возбужденном состоянии. Молодой Курбский готов пролить кровь за своего царя.

Вот, вот она! вот русская граница! Святая Русь, Отечество! Я твой! Чужбины прах с презреньем отряхаю С моих одежд — пью жадно воздух новый: Он мне родной!., теперь твоя душа, О мой отец, утешится, и в гробе
Опальные возрадуются кости! Блеснул опять наследственный наш меч, Сей славный меч, гроза Казани тёмной, Сей добрый меч, слуга царей московских! В своём пиру теперь он загуляет За своего надёжу — государя!..

А Отрепьев тихо едет с поникшей головой. Он понимает, что прольется русская кровь, что он ведет иностранные полки на своих братьев. Но в душе его есть надежда, что его тяжкий грех падет на Годунова, цареубийцу.

Тем временем в Москве, в царской думе, Годунов собрал патриарха и бояр, чтобы обсудить сложившееся положение. Он приказал Трубецкому и Басманову собрать войска и оказать помощь воеводам, ведь самозванцем уже осажден Чернигов. Басманов обещает, что не пройдет и трех месяцев, как замолчит и слух о самозванце, а его самого, как зверя, привезут в Москву в железной клетке. Щелкалову царь приказал во все концы разослать указы к воеводам, чтобы они садились на коней и высылали людей на службу. Патриарх благословил начинания царя и рассказал, что сам бог послал средство для разоблачения Лжедмитрия. К нему пришел старый пастух и поведал чудную тайну. Пастух этот был слеп от рождения, он лечился, но ничего не помогало. И вот в глубоком сне он услышал детский голос, который сказал ему, чтобы он шел в Углич и помолился над могилой царевича Димитрия, тогда зрение вернется к нему. На вопрос пастуха, с кем он говорит, голос ответил, что он сам царевич Димитрий, царь небесный принял его в лик ангелов своих, и теперь он великий чудотворец. Про-

снувшись, старый пастух сделал все так, как велел ему голос, и прозрел.

Рассказ этот вызвал общее смущение. Борис отер от выступившего цота лицо платком. Еще более он взволновался, когда патриарх предложил перенести святые мощи царевича в Кремль, поставить их в Архангельском соборе, тогда народ ясно увидит обман, а мощь бесов рассеется.

Завидев волнение царя, князь Шуйский опровергает патриарха, сказав, что никто не ведает пути Всевышнего. А народ может подумать, что святыню неправедно используют в мирских целях, и станет только хуже. Шуйский, расследовавший дело об убийстве царевича, сам на площади сможет обнаружить злой обман.

«Да будет так», — говорит Годунов и удаляется вместе с патриархом, оставив бояр размышлять над столь сильным эффектом, который произвело на него предложение патриарха.

А на полях сражений войска самозванца побеждали царских воинов, и это отражалось на обстановке в Москве. Люди начинали по-настоящему верить, что самозванец — настоящий царь, он выигрывает битвы, на его стороне бог. Многие возмущались, что в соборе живому царевичу поют вечную память. Годунов все больше терял доверие народа. Однажды, выходя из церкви, он увидел плачущего юродивого и спросил, о чем он плачет. «Николку маленькие дети обижают, — ответил юродивый, — вели их зарезать, как зарезал ты маленького царевича». Бояре захотели схватить Николку, но Годунов не позволил им. Он сказал юродивому, чтобы тот молился за него. Но вслед ему Николка прокричал: «Нельзя молиться за царя Ирода — богородица не велит».Самозванец занял Севск. От пленного он узнает, что солдат в русском войске намного больше, чем у него, что в Москве за одно упоминание о самозванце режут языки и рубят головы, что в полках его противников об Отрепьеве говорят, что он, хотя и вор, а молодец. Но, опьяненный удачей и постоянными победами, Лжедмитрий бросает свое пятнадцатитысячное войско на пятидесятитысячную русскую армию и терпит поражение. Все его войско начисто разбито. Он сам, чудом спасшись, и несколько его единомышленников скрываются в лесу.

Прошло немного времени. В царских палатах Годунов беседует с Басмановым. Он говорит о том, что все без толку, войско самозванца разбито, но он собрал новое, и опять угрожает Руси со стен Путивля. А народные волнения становятся все опаснее, чернь бунтует. Басманов выходит, и сразу за этим поднимается тревога, царю стало плохо, он умирает.

Подите все — Оставьте одного Царевича со мною. Умираю;

Обнимемся, прощай, мой сын: сейчас Ты царствовать начнёшь ... о боже, боже! Сейчас явлюсь перед тобой — и душу Мне некогда очистить покаяньем. Но чувствую — мой сын, ты мне дороже Душевного спасенья ... так и быть! Я подданным рождён, и умереть Мне подданным во мраке б надлежало; Но я достиг верховной власти ... чем? Не спрашивай. Довольно: ты невинен, Ты царствовать теперь по праву станешь.
Годунов прощается с царевичем Феодором и дает ему последние отцовские наставления:

Не изменяй теченья дел. Привычка -Душа держав. Казни — можешь Их отменить; тебя благословят. Со временем и понемногу снова Затягивай державные бразды. Теперь ослабь, из рук не выпуская...

Годунов умирает, приказывая боярам присягать сыну его Феодору.

Пушкин, настроенный против молодого царевича, пытается склонить Басманова на свою сторону. Когда тот, верный присяге, отказывается, Пушкин выходит к народу и, назвав себя посланником царевича Димитрия, открыто призывает всех к бунту. Люди, признав законной власть Лжедмитрия, врываются в Кремль и вяжут сына Годунова.

В камеру, где заперли царевича Феодора и его мать, входят Голицын, Мосальский, Молчанов, Шерефединов и трое стрельцов. Слышатся звуки борьбы и женский крик.

Потом Мосальский выходит на крыльцо и объявляет народу, что Мария Годунова и ее сын Феодор отравились ядом. Он призывает всех славить царя Димитрия.

Народ безмолвствует.

0
avatar